Николай Цымлянский: «Мошку не убить, хоть миллионы потратьте»

  • 14:40
  • 6.07.2018
  • 200
Фото: astrakhanzapoved.ru
Фото: astrakhanzapoved.ru
Мнение
Директор Астраханского биосферного заповедника поделился мнением по поводу событий, сопровождавших паводок – 2018

Напомним, паводок в этом году выдался особенно хлопотным. В связи с проведением Чемпионата Мира по футболу — событием, безусловно, важным для всей страны — в Астраханской области, хоть она и не участвовала в проведении матчей, случился ряд неожиданных событий, непосредственно связанных с ЧМ. Главными действующими лицами этих событий были наши волгоградские соседи, которые решили перед чемпионатом потравить мошку — бич Нижней Волги. О том, стоило ли этим заниматься в принципе — мы спросили директора Астраханского биосферного заповедника Николая Цымлянского. 

ПРО ПОПЫТКУ ИЗМЕНИТЬ ХОД ПАВОДКА 
Для регионов Нижней Волги мошка не в диковинку, но именно в этом году из-за нее кипели страсти и ломались копья. Чтобы победить эту напасть и не ударить в грязь лицом перед иностранцами - гостями Чемпионата Мира по футболу, власти соседнего региона решили истребить летающих кровососов, что называется, «под корень». Первым шагом была попытка «зарегулировать» весеннее половодье так, чтобы уменьшить среднесуточный сброс воды или вовсе изменить сроки паводка. Таким образом волгоградские власти надеялись осушить те места в пойме, где мошка отложила яйца. Для того, чтобы обосновать свою просьбу в Федеральном Агентстве «Росводресурсы», администрация соседней области заказала специальное исследование специалистам Тимирязевской академии. Научный труд обошелся волгоградским налогоплательщикам более, чем в 4 миллиона рублей. 

«Считаю, что не стоит переделывать природу, - говорит Николай Цымлянский. - Надо идти с ней рука об руку, наблюдать и изучать, сотрудничать, а не размахивать дубиной, круша все вокруг. Любое вмешательство непременно будет иметь последствия, не сейчас, так через несколько лет — все эти химикаты, заморы и другие моменты. Уверен, что было бы гораздо лучше, если на 4 миллиона, потраченных волгоградцами на исследование с целью повлиять на паводок, закупили бы хороших репеллентов. Хватило бы, думаю, всем — и гостям, и жителям Волгограда. И нам здесь было бы меньше хлопот и неприятностей».

ПРО ХОД И ИТОГИ ПАВОДКА
«Паводок начали раньше, и в этом году он у нас получился почти естественный — такой, как был когда-то до регуляции, - считает Николай Цымлянский. - Почти, но не совсем. Чтобы паводок прошел полноценно, принес только пользу, надо было позже его закончить. Вот это очень существенный момент. Начало паводка нормальное, почти природное, но этот положительный эффект был испорчен холодной весной — вода в полях плохо прогрелась — и ранним окончанием сбросов.  В результате малек ушел в реку раньше и ушел не окрепший. Естественно, что часть этого малька съедят хищники. Но, если малька, который весит 3-5 граммов, хищник съест штук десять и насытится, то полуграммового может съесть штук пятьдесят. Так что с поголовьем рыбы не все хорошо. Сейчас мы этого не заметим, но в перспективе — непременно. Это выстрел в будущее».

ПРО ЗАМОР РЫБЫ В АСТРАХАНИ
Волгоградские власти вели неравный бой с мошкой не только посредством попыток отрегулировать паводок. В ход пошли все доступные способы: выкашивали траву по берегам Волги, поливали ее химикатами, якобы с разрешения Роспотребнадзора. Кто их контролировал, какие химикаты использовались, могло ли остатки химикатов «смыть» в астраханские низы паводковыми водами и чего ожидать нам в этом случае — все эти вопросы так и повисли в воздухе. 

А недавно астраханскую блогосферу заполнили фотографии заморов рыбы и вопросы: не последствия ли это бурной деятельности наших соседей? 

«Утверждать однозначно нельзя, — говорит Николай Цымлянский. — Мы не сможем получить объективную информацию для анализа. Этот замор - влияние нескольких факторов. Так что, объективности ради, отвечу: травля мошки могла быть лишь одним из них. Примите во внимание еще и жару, и качество воды. Возможно, все это сложилось, вот вам и замор. Однозначно, что гибель рыбы в этом году — больше обычного. В самой погибшей рыбе следов химикатов можно и не найти. В результате некоторых реакций она способна потерять следы инсектицидов уже через несколько часов после гибели, и исследования могут показать, что все в норме. Скажем, пятно мазута — это очевидно, а инсектициды, возможно, и нет». 
Другие новости
Читаемые